Тони Клифф и Лев Троцкий о «государственном капитализме»


Частые нападки на IST со стороны сталинистов или «ортодоксальных» троцкистов сводятся к утверждению, что теория государственного капитализма, разработанная Тони Клиффом, родственна взглядам группы Мясникова, группы демократического централизма Смирнова-Сапронова, а так же рэтекоммунистическим воззрениям германо-голландской левой. Тед Грант выпускал работы с громкими названиями, например, «Анти-Клифф», в которой он пытался со стороны консервативно-троцкистского анализа «разоблачить» учение Клиффа. Сталинцы вообще видят в подобном анализе лютую антисоветчину и клеветничество. Но всё, что утверждают данные "истинные марксисты", не совсем так. Анализ Тони Клиффа вытекает не из ультралевых перегибов отдельных товарищей, а из непосредственного продолжения анализа перерождения и деформации рабочего государства Льва Троцкого. Деградация советского режима со времен первых пятилеток и тотальная бюрократизация партии не могли не привести к качественным изменениям системы. Троцкий критиковал вычленение идеи госкапитализма из советской системы 20-х годов и приплетение мелкой буржуазии (или буржуазии) как правящего класса в период НЭПа. Сама идея госкапитализма, озвучиваемая IST, несколько иная. Прочтем отрывок из статьи Андрея Прокулевича «Тони Клифф и Лев Троцкий о «государственном капитализме»»: Клифф утверждал, что государственный капитализм СССР отличается от государственного капитализма в виде империализма, как естественного развития самого капитализма в сторону монополии (финансовый капитал). Бюрократический государственный капитализм Советского Союза — есть своеобразный вид: «- Однако положение, существующее в России, отлично от того, что обычно понимается под государственным капитализмом, развивающимся постепенно из монополистического капитализма. Это отклонение от концепции государственного капитализма, развивающегося постепенно, органически из монополистического капитализма, не умаляет, однако, значения вопроса о сущности государственного капитализма. Напротив, весьма важно установить, что русская экономика отвечает этой сущности гораздо больше, чем это когда-либо было возможно для государственного капитализма, развившегося постепенно на капиталистической основе. Тот факт, что бюрократия выполняет задачи капиталистического класса и тем самым превращается в класс, делает ее чистейшим олицетворением этого класса; в то же время она ближе всего выражает его историческую сущность. Русская бюрократия, частично отрицая традиционный капиталистический класс, в то же время поистине олицетворяет собою историческую миссию этого класса. Сказать, что в России господствует бюрократический класс, и остановиться на этом, значило бы обойти основной вопрос — о капиталистических производственных отношениях, господствующих в России. Сказать, что Россия является страной государственного капитализма, было бы вполне правильно, но недостаточно; необходимо также указать на различие, существующее в юридическом положении господствующего класса в России и в тех странах, где государственный капитализм развился постепенно из монополистического капитализма. Наиболее точным наименованием русского общества следует поэтому признать наименование: «бюрократический государственный капитализм» Троцкий же понимал под термином «государственный капитализм» другое определение. «- От незнакомых явлений нередко ищут спасения в знакомых терминах. Загадку советского режима пытались перекрыть именем государственного капитализма. Этот термин представляет то удобство, что никто точно не знает, что собственно он означает. Первоначально термин «государственный капитализм» возник для обозначения всех тех явлений, когда буржуазное государство непосредственно берет в свое заведывание средства транспорта или промышленные предприятия. Самая необходимость таких мер есть один из симптомов того, что производительные силы переросли капитализм и приводят его к частичному самоотрицанию на практике. Но пережившая себя система, вместе с элементами самоотрицания, продолжает все же существовать, как капиталистическая система. Теоретически можно, правда, представить себе такое положение, когда буржуазия в целом конституируется, как акционерная компания, которая, через посредство своего государства, управляет всем национальным хозяйством. Экономические закономерности подобного режима не представляли бы никакой тайны. Отдельный капиталист, как известно, получает в виде прибыли не ту часть прибавочной стоимости, которая непосредственно создается рабочими его предприятия, а лишь пропорциональную его капиталу долю совокупной прибавочной стоимости, создаваемой во всей стране. При интегральном «государственном капитализме» закон равной нормы прибыли осуществлялся бы не обходными путями, т.е. конкуренцией между капиталами, а прямо и непосредственно, через государственную бухгалтерию. Такого режима, однако, никогда не было и, вследствие глубокого противоречия в среде самих собственников, никогда не будет, – тем более, что в качестве универсального носителя капиталистической собственности государство представляло бы слишком заманчивый объект для социальной революции. Со времени войны и особенно опытов фашистской экономии, под именем государственного капитализма понимают чаще всего систему государственного вмешательства и регулирования. Французы пользуются в этом случае гораздо более подходящим термином – «этатизм». Между государственным капитализмом и этатизмом имеются несомненные пункты соприкосновения; но взятые, как системы, они скорее противоположны, чем тождественны. Государственный капитализм означает замену частной собственности государственной, и именно поэтому сохраняет частичный характер. Этатизм – все равно где: в Италии Муссолини, в Германии Гитлера, в Америке Рузвельта, или во Франции Леона Блюма – означает вмешательство государства на основах частной собственности с целью спасения ее. Каковы бы ни были программы правительств, этатизм неизбежно ведет к переложению убытков загнивающей системы с сильных плеч на слабые. Мелких собственников он «спасает» от полной гибели лишь постольку, поскольку их существование необходимо для сохранения крупной собственности. Плановые мероприятия этатизма диктуются не потребностями развития производительных сил, а заботами о сохранении частной собственности, за счет восстающих против нее производительных сил. Этатизм означает торможение развития техники, поддержание нежизнеспособных предприятий, увековеченье паразитарных социальных слоев, словом, носит насквозь реакционный характер.. ...Первое в истории сосредоточение средств производства в руках государства осуществлено пролетариатом по методу социальной революции, а не капиталистами, по методу государственного трестирования. Уже этот краткий анализ показывает, насколько абсурдны попытки отождествить капиталистический этатизм с советской системой. Первый – реакционен, вторая – прогрессивна»

Марксисты нового времени должны не бояться дать справедливый и критический анализ СССР и народным демократиям ХХ века. Только преодолевая прошлое, можно уверенно смотреть в будущее. Именно поэтому мы советуем Вам более подробно и глубоко изучать работы нашей традиции.

Просмотров: 7