ЕЩЕ РАЗ О ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА






Российская Федерация прочно ассоциируется у мирового левого движения не только с империализмом, клерикализмом и патриархальными ценностями, но и с действиями репрессивной госмашины, касающихся правоприменения.


Некоторые марксисты и анархисты, находящиеся в общедемократическом лагере, не устают пенять на нарушение прав человека при проведении общественно-политических мероприятий, на пытки, на давление со стороны силовиков и прочие недопустимые вещи. При этом активисты всегда ссылаются на права человека, как на некую априорность.


Понять их можно: Россия не привыкла церемониться и уважать чужое мнение. Без сомнения, правозащитная деятельность в нашей стране несет положительный оттенок, правозащитники помогают активистам в очень сложных жизненных ситуациях, когда, казалось бы, помощи ждать неоткуда, защищают их в судах и расследуют мерзкий беспредел цепных псов правящего класса, реабилитируют жертв кадыровских расправ и хоть как-то пытаются ограничить террор государства.

Но есть одно "но". Права человека — это идеологический фундамент не бесклассового, а классового общества! И для того, чтобы тактический союз с либеральными правозащитниками окончательно не скатился в идейный союз социалистов и либералов, чтобы сам социализм не был подменен либерализмом, мы попытаемся расставить все точки над i. Для социал-революционера нет и не может существовать никаких абстрактных прав абстрактного человека, ведь как говорил В. И. Ленин:


"Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов."


Углубляясь в историю данной идеологии, нельзя не вспомнить основные документы, закрепляющие права человека, такие как Великая хартия вольностей (1215 г.), Петиция о праве (1628 г.), Конституция США (1787 г). Они являются предшественниками многих современных документов, но несмотря на то, что теории равных прав для всех были популярны еще у древних философов, впервые права человека как идейный фундамент были подняты на щит Великой Французской революцией в 1789 году, когда массы третьего сословия уничтожали привилегии аристократов и духовенства.


Права человека представляли из себя именно этот надсословный конструкт, который был необходим на тот момент прогрессивному обществу. Новый способ производства, частная собственность, новые законы рыночной экономики нуждались в идейном обосновании. "Цель всякого политического союза - обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека. Таковые - свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению" - читаем мы вторую статью французской конвенции. Начиная с 1789 года, через принятие в 1791 году билля о правах в США, через многие другие документы идея этих прав дошла до 1948 года, когда Генеральной Ассамблеей ООН была принята и провозглашена "Всеобщая декларация прав человека".


Права человека, как конструкт, неразрывно связаны с естественно-научной теорией происхождения права и государства. Сторонники названной теории исходили из того, что государству предшествует естественное состояние, которое они характеризовали по-разному. Для Руссо, например, люди в естественном состоянии обладают прирожденными правами и свободами, для Гоббса это состояние "войны всех против всех". Затем ради мира и благополучия заключается общественный договор между каждым членом общества и создаваемым государством. Классовый анализ происхождения государства и права говорит о совсем ином положении вещей и развитии общественных отношений. Не договор, а разделение на классы обусловило появление надстройки в виде государства и права. Из классового подхода следует, что государство исторически выступает в роли защитника прав частной собственности господствующего класса. "Защитник" необходим, чтобы не допустить столкновений между классами, которые могут привести к коллапсу. Государственная организация сменяет неэффективную родоплеменную, где невозможно контролировать развивающиеся отношения властвования и подчинения. С приходом частной собственности появляется эксплуататорский труд, потом наемный. Чтобы контролировать ситуацию в обществе и следить за неприкосновенностью частной собственности создается система различных принудительных органов (армия, полиция, суды, тюрьмы). Этой системой и заведует государство. О его развитии свидетельствует появление особой прослойки – управленческого аппарата, занимающегося только государственными делами.


Л. Д. Троцкий так комментировал теорию естественного права и вытекающую из неё идеологию:


"Естественное право новой истории, т.е. такое, каким оно вышло из средних веков, заключало в себе прежде всего протест против сословных привилегий, злоупотреблений деспотического законодательства и других "искусственных" продуктов феодального положительного права...Естественное право, развившись в теорию демократии, говорило рабочему: все люди равны перед законом, независимо от их происхождения, их имущественного положения и выполняемой ими роли; каждый имеет равное право голоса в определении судеб народа. Эта идеальная норма революционизировала сознание масс, поскольку являлась осуждением абсолютизма, аристократических привилегий, имущественного ценза. Но чем дальше, тем больше она усыпляла сознание, легализуя нужду, рабство и унижение; ибо как же восставать против порабощения, раз каждый имеет равное право голоса в определении народных судеб? Ротшильд, который кровь и слезы мира перечеканил в наполеондоры своих барышей, имеет один голос на парламентских выборах. Темный землекоп, который не умеет подписать имени, всю жизнь спит, не раздеваясь и бродит в обществе, как подземный крот, является, однако, носителем народного суверенитета и равен Ротшильду перед судом и на выборах в парламент. В реальных условиях жизни, в хозяйственном процессе, в социальных отношениях, в быту люди становились все более и более неравны друг другу: нагромождение ослепительной роскоши на одном полюсе, бедность и безнадежность - на другом. Но в области государственно-правовой надстройки эти зияющие противоречия исчезали; туда проникали лишь бесплотные юридические тени. Помещик, батрак, капиталист, пролетарий, министр, чистильщик сапог - все равны, как "граждане", как "законодатели". Мистическое равенство христианства сделало с небес шаг вниз в лице естественно-правового равенства демократии".


Что же говорят по поводу права социал-революционеры? Мы не мыслим и не оперируем таким понятием, как "общечеловек", для нас человечество разделено на классы и это разделение и является движущей силой истории! Мы выступаем за замену буржуазного права социалистическим, за замену "прав человека" правами трудового и эксплуатируемого народа.


Ф. Энгельс называл юридическое мировоззрение "классическим мировоззрением буржуазии", которое приходит на смену теологическому мировоззрению средних веков. Как капитализм с помощью буржуазных революций пришел на смену феодализму, как права человека заменили сословные привилегии, как третье сословие, опираясь на "естественные" и неотчуждаемые права человека, смогло уничтожить тьму средних веков и упразднить все сословия, так же и "третий класс", пролетариат, уничтожит все классы и государства. Марксисты отрицают права человека и права как основной критерий выработки стратегии и тактики, для марксиста право - это юридическая надстройка государства, а государство – это организация политической власти, необходимая для выполнения как сугубо классовых задач, так и общих дел, вытекающих из природы всякого общества.


"Мы утверждаем, что всякое право, в нынешнем смысле слова, является понятием классовым и что оно вместе с классовым обществом умрет. Но мы же ныне знаем, что этот процесс "умирания" государства и права является процессом крайне длительным. Мы не можем удовлетвориться коротенькой цитатой, что буржуазное общество переживает переходный период от классового общества к социализму и коммунизму, а по пути, значит в один прекрасный день, умрет. Если вспомнить слова Энгельса о "юридическом мировоззрении", как классическом мировоззрении буржуазии вообще, то надо, готовиться к длительной борьбе за упразднение этого буржуазного мировоззрения, т. е. за перерождение этого мировоззрения и замену его новым, и в области права. "- пишет П. И. Стучка, и нам трудно с ним не согласиться.


Точно так же и в теории права критика юридических понятий может быть завершена лишь путем выхода за пределы юридической идеологии, хотя исторически неизбежно она начинается в терминах и в пределах этой юридической идеологии, — отчасти уже в позднейшей "философии права". Как не может существовать государства при коммунизме, так не может существовать и права. Но ликвидация прав человека произойдет не путем механической отмены, а путем преодоления в пользу реализации обществом потребностей людей взамен прав, которые существуют лишь абстрактно.


Правы ли наши соратники по левому лагерю, заразившиеся правовым мировоззрением, юридическим социализмом? Нет, и еще раз нет! Права человека — это буржуазный конструкт, который ситуативно может быть выгоден различным группам империалистов и капиталистов. Упование наших товарищей на аккуратно причесанные "справедливые западные права" нам непонятно. Формально закрепленное равенство граждан разбивается о реальное их осуществление, ведь не может быть равенства между эксплуататором и эксплуатируемым, между тем, у кого есть всё и тем, у кого нет ничего.


Права человека, как и демократия, были в первую очередь методами борьбы с феодализмом. Могут ли они быть прогрессивны в отдельных ситуациях сейчас? Да, могут, отрицать это было бы сектантством. Противоречия различных групп правящего класса мы должны использовать для тотальной дестабилизации капитализма.


Мы надеемся, что наша критика товарищей по левой идее, слишком увлекшихся юридической идеологией, будет воспринята правильно и адекватно. Бейте врагов, указывайте им на несоблюдение своих же постулатов.


Но не забывайте - права человека, как и государство, канут в лету вместе классовым обществом!

Просмотров: 1